Ana səhifə

Лев Николаевич Толстой «Война и мир»


Yüklə 55.96 Kb.
tarix24.06.2016
ölçüsü55.96 Kb.
Лев Николаевич Толстой

«Война и мир»

Его девизом были слова: «Переменить жизнь, чтобы она была не произведением обстоятельств, а произведением души».

Сразу обратил внимание на душевно-духовный процесс, это стало толстовской «диалектики души».
«Война и мир» - (1863-1869).

В центре – соприкосновения, взаимовлияния, столкновения внутренних миров очень разных людей.

В романе человек выступает и как историческое лицо, и как частное. Эпос не только общей, но и индивидуальной человеческой жизни, причём человек представлен как в быту «своего круга», так и в бытии – в общении с миром в целом, в поисках общего смысла жизни. Отсюда жанровая сложность, многосоставность произведения: это и героическая эпопея, и семейная хроника, и роман. В нём отражены разные сферы русской жизни: аристократия, придворные и дипломатические круги, патриархальное дворянство, армия – от генералитета до солдатской массы. Роман делает единым художественным целым стержневая проблема – проблема единения людей. В названии не только противостояние войны и мира-покоя, в нём и авторская мечта о жизни все миром.
С первых страниц Т. ищет критерии подлинного, не показного, единения людей, и когда рисует показной искусственный характер верноподданнических чувств Курагина, Шерер и её гостей, и когда рисует патриархальное семейство Ростовых, где ценят «прямоту ума», откровенность, доброту и сердечность, и когда открывает в Болконских высокое сознание аристократического долга и понимания жизни как служения высшим целям. Есть мерило оценки человека и характера: это естественность, искренность, несочинённость, то есть единство простоты, добра и правды.
В романе около 500 персонажей, из них 200 известных исторических лиц. Но по мысли писателя, деление на известных и неизвестных неоправданно, так как все люди – активные участники истории. Т. выступает против теории, объясняющей историю человечества волей и деятельностью великих людей, выступает он и против произвольного вмешательства в историю. Он полагает, что история зависит от совокупной деятельности всех. Каждая личность несёт в себе цели, но служит недоступным для отдельного человека целям общего. «Всякое историческое событие есть произведение одного и того же момента времени, в котором выразились бесконечно малые свободы всех людей». Только научившись синтезировать бесконечно малые однородные влечения людей, можно надеяться понять законы истории. Значит, художнику, изображающему исторические события, следует начать с изучения стимулов, влечений участников этого события.

Две военные кампании различаются по характеру стимулов. Война 1805-1807 вызывает общественный подъём и пробуждает в её участниках различные личностные цели (открывает пути к карьере, к славе, к новому образу жизни). Но она не соединяет индивидуальные намерения и воли в нечто единое и целое, для русских людей она является делом чуждым, пока речь не идёт о спасении армии. В войну 1812 года у каждого участника сражений также есть свои личные цели, но всё, что они делают, сближает их, сводит в общих настроениях и устремлениях. Москвичи, покидая столицу, не думали об исторической значимости своих усилий: «…они уезжали для себя, а между тем только вследствие того, что они уехали, совершилось то величественное событие». Здесь в личные намерения входит общая необходимость, поэтому происходит консолидация нравственно-психологических импульсов людей, рождающая единый моральный дух армии и нации – дух непокорности, несгибаемости, патриотическую страсть отстоять родину.

Раскрытию этой страсти и подчинена главная батальная сцена – изображение Бородинского сражения. Т. раскрыл его масштаб и значимость, показав лишь четыре пункта действия – штаб Кутузова, ставку Наполеона, батарею Раевского на Курганском вале и резервный полк князя Болконского. Сопоставление поведения командующих раскрывает тщету и бесславие устремлений Наполеона, ощутившего на поле Бородина ничтожество своей воли, а с другой стороны – силу полководца, умеющего направить свою волю на служение этой необходимости, на организацию, поддержку и выражение морального духа армии. Бородино – это моральная победа русской армии. Недаром сражение на батарее Раевского представлено глазами Пьера, человека не военного, плохо понимающего тактику боя, но сумевшего разглядеть, как всё сильнее разгоралась в солдатах «скрытая теплота патриотизма».

Т. изображает войну как общенациональный подвиг («мысль народная» - это мысль о подвиге всей нации). Он отразил разные проявления патриотизма, это не только подвиг на поле сражения, но и при отъезде Ростовых из Москвы, на территории, захваченной врагом (мужики не везли французам сено, даже за большие деньги, а жгли его). Народный характер сопротивления проявился и в возникновении партизанской войны, «правильность» которой оспаривали французы. Т. прославляет «дубину народной войны», которая «поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло всё нашествие». Т. замечательно чувствовал и воссоздавал психологию целых коллективов, динамику народных настроений.

Большим событиям внутренней жизни героев нередко становятся явления, которым сначала не придают большого значения. Нередко действительность окрашивается в тона основного настроения героя, становясь идентична его эмоциям. Т. избегал давать законченный портрет основных героев; он ограничивался штрихами, разбросанными в разных местах произведения. Повторяющаяся портретная деталь становилась лейтмотивом в раскрытии сложного характера, его развития. Т. часто обращался к изображению «бессловесных» отношений, которые проявляются независимо от воли и желаний человека. Выразительными оказываются не только улыбка, взгляд, интонация речи, но и жесты, движение человека. Показ преднамеренного действия, жеста с целью скрыть душевное состояние составляет один из способов обнажения тщеславия, общепринятой лжи. Т. показывает душевные колебания героя как составную часть непрерывного движения внутреннего мира человека. Значительную роль в обрисовке духовного мира человека принадлежит внутренним монологам, внутренней речи.

Функции внутренней речи.


  • Показать реальные стремления героев, тщательно ими скрываемые.

  • Охарактеризовать то, как живое непосредственное отношение к действительности пробивается сквозь заблуждения.

  • Она фиксирует точки наибольшей концентрации духовной энергии, передаёт различные формы жизненного духовного самоопределения героев.

  • «сверхзадача»: раскрыть духовные возможности личности, стремление её понять себя и мир, найти подлинное содержание жизни.

Отражение многослойности внутренней жизни человека непосредственно соприкасается с показом изменений его склада психологического, его отношения к жизни. Повороты в духовном развитии героев неоднородны не только по содержанию, но и по форме. Крутые перемены во внутренней жизни человека писатель нередко характеризует с помощью слова «вдруг». Персонажи раскрывают во взаимодействии с другими самих себя.

Т. хочет найти самые общие законы жизни и в неразрывной связи…показать, как вплетается в эту универсальную ткань жизни каждое частное существо.

На судьбах героев Т. показывает невозможность для человека подчинить свою жизнь индивидуальным рациональным целям, какими бы высокими они ни были, без учёта стихийного жизненного процесса, без участия в жизни общей. С этой точки зрения искания князя Андрея и Пьера противопоставлены друг другу.

Андрей Болконский – человек с ярко выраженными волевыми установками. Он сам хочет управлять своей жизнью. Его история – своеобразный вариант романа «карьеры». В военной кампании 1805-1807 он убеждён, что история творится волей великих людей, и сам мечтает о «своём Тулоне». Он не скрывает своего честолюбия, своих претензий на избранничество. Опыт Шенграбенского сражения, никем не оценённый подвиг батареи капитана Тушина показывают ему, как отличаются его представления о героизме от подлинной героики. Но вся тщета собственных честолюбивых устремлений открывается ему лишь в битве при Аустерлице, после того, как не состоялся его подвиг. Его поизвол становится губительным и для близких, в частности, для его жены. Пережив первый нравственный кризис, он уже не уверен в своей непогрешимости. Сперанский и Наташа в его судьбе представляют собой существенно разные этапы. Духовная драма его для Т. исторична.

В изображении Наташи Т. стремится к изображению известного равновесия «душевного» и «природного».

Картины природы нередко играют роль контрастирующего начала по отношению к сценам, изображающим переживания, трагедию массы людей. Параллелизм в изображении природы и человека.



Отсутствие подвижности, изменчивости, «диалектики души», по Т., больше всего говорит о мертвенности.


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©atelim.com 2016
rəhbərliyinə müraciət