Ana səhifə

Флора нижнего новгорода


Yüklə 2.74 Mb.
səhifə1/15
tarix24.06.2016
ölçüsü2.74 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


И. Л. Мининзон

ФЛОРА НИЖНЕГО НОВГОРОДА

восьмая ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ

Нижний Новгород

2014
СОДЕРЖАНИЕ




Предисловие. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3

Краткие сведения о Нижнем Новгороде. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

История изучения флоры Нижнего Новгорода. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .7

Ботанико-географическое положение Нижнего Новгорода. . . . . . . . . . . . 10

История формирования растительного покрова Нижнего Новгорода. . . 11

Флора Нижнего Новгорода и его растительность . . . . . . . . . . . . . . . . . . .16

Ботанико-географическое районирование Нижнего Новгорода . . . . . . . 21

Краткое описание урочищ города с редкой аборигенной и интродуцированной флорой. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .25

Схематическая карта ботанико-географического деления Нижнего Новгорода . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31

Схематическая карта растительности Нижнего Новгорода . . . . . . . . . . . 32

Схематическая карта размещения на территории Нижнего Новгорода урочищ с редкой аборигенной и интродуцированной флорой . . . . . . . . . .33

Список видов сосудистых растений аборигенной флоры Нижегородской области, имеющих на территории Н.Новгорода, или в его ближних окрестностях границы распространения в нашем регионе . . . . . . . . . . . . 34

Список видов сосудистых растений аборигенной и адвентивной флоры Нижегородской области, найденных пока что только на территории Нижнего Новгорода, или в его ближних окрестностях . . . . . . . . . . . . . . . 36

Список видов сосудистых растений аборигенной флоры Нижегородской области, отдельные экземпляры которых, произрастающие в Нижнем Новгороде, имеют совместные признаки викарирующих видов . . . . . . .37

Конспект флоры Нижнего Новгорода. Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .38

Аннотированный список видов сосудистых растений, произрастающих на территории Нижнего Новгорода. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .41

Основные проблемы городской флористики. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .117

Об охране флоры Нижнего Новгорода. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 121

Литература по флоре Нижнего Новгорода. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 123

Алфавитный указатель латинских названий семейств. . . . . . . . . . . . . . . 129











Urbi et orbi.

(Cicero)

Посвящается памяти неутомимых исследователей флоры Нижегородского края, наших учителей

А.Д.Смирновой и Е.В.Лукиной.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Экология человека в крупном городе, каким является Нижний Новгород, развивается в последние годы весьма интенсивно. Активно изучаются такие составляющие городской среды, как атмосфера, воды, почвы, различные геологические процессы, что находит свое отражение в ежегодно составляемых отчетах по экологическому состоянию города.

Что касается растительного мира города, также составляющего среду обитания горожан, то изучается флора, а также растительные сообщества памятников природы города; составлены достаточно полные сводки по редким и охраняемым растениям.

Между тем для полного представления о среде обитания человека необходимо знание всей флоры города, а не только редких и охраняемых видов растений. Не нужно также забывать, что виды растений являются индикаторами различных экологических процессов, в т.ч. загрязнения окружающей среды.

Кроме этого, изучение флоры города имеет и самостоятельный научный интерес, а также совершенно необходимо для проведения занятий в природе со школьниками и студентами.

Поэтому мы считаем, что создание если не "Флоры Нижнего Новгорода" в полном смысле этого слова по образцу, например, "Флоры европейской части СССР" - "Флоры восточной Европы" (указаны виды, их авторы, синонимика, положение в системе таксонов более высокого ранга и внутривидовые подразделения, ареал на территории Флоры и общий ареал, для интродуцированных растений – родина, а также приведены определительные таблицы для семейств, родов и видов), то хотя бы конспекта флоры совершенно необходимо. Конспект флоры какой - либо территории, это список видов (чаще всего подразумевается: сосудистых растений), произрастающих на этой территории. В конспекте флоры обыкновенно указывается систематическое положение видов, их распространение по данной территории, а также принадлежность к экологическим и географическим группам растений; зачастую отмечается и хозяйственное использование растений.

Подобные конспекты флоры, при всей их ограниченности, обыкновенно бывают полезными при проведении учебных экскурсий по ботанике, при написании определителей растений, как справочное руководство для профессиональных натуралистов - ботаников, географов и экологов, а также для достаточно квалифицированных любителей природы родного края.

Первоначальный вариант "Флоры Нижнего Новгорода" был создан еще в 1994 г. по совету и при поддержке Е.В. Лукиной и А.К. Ибрагимова и подводил некоторые итоги нашего многолетнего изучения растительного мира Нижнего Новгорода. С тех пор рукопись этой работы неоднократно дополнялась и переделывалась. Значительную роль сыграли полевые поездки по городу со студентами биологического факультета ННГУ, кафедр экологии и природопользования и ландшафтной архитектуры ННГАСУ, естественно-географического факультета НГПУ, и с учениками школы № 134.

То, что книга в бумажном варианте вышла лишь спустя десять лет после создания первоначального варианта объясняется трудными матеральными условиями жизни автора в те времена, когда почти все усилия и время уходили на заработки для поддержания существования. Только после достижения нами 60-летнего возраста, когда к жалованию прибавился пенсион и поездки по городу и окрестностям осуществлялись бесплатно, можно было целиком отдаться флористике.

Само собой разумеется, что создание этой работы было бы невозможным без помощи наших коллег В.П.Воротникова, А.И.Широкова, А.Н.Петровой, А.К.Ибрагимова, Н.И.Насоновой, Ф.В.Насоновой, И.П.Елисеева, Г.И.Кондрашкиной, И. В. Мишуковой, М. А. Коровиной, В.П.Юниной, С.Н.Пияшовой, А.А.Терентьева, от которых были получены советы и конкретные сведения по флоре и географии города. Пользуемся случаем принести этим лицам нашу искреннюю благодарность. Благодарим также Г. И. Мартынову, В.И. Мининзона, Ю. И. Мининзона., Н. В. Агееву, Р. Д. Хабибуллина, Е. Л. Солянову за помощь в компьютерном наборе текста.
* * *

Предисловие ко второй электронной версии (http//: www.ecologynn.ru/Природный комплекс.2007.)

Настоящий текст является переработкой «Флоры Нижнего Новгорода», изданной в 2004 г. (Н.Новгород: НООНО Кабинет методов краеведческой работы…-104 с. илл.). При переработке были дополнительно написаны главы, посвященные краткому описанию Нижнего Новгорода, истории формирования его растительного покрова и истории изучения его растительного мира, роли флоры города в формировании его экосистем, а также проблемам изучения городской флоры; уточнены и расширены описания ботанико-географических подрайонов города и урочищ с редкой и интересной флорой, уточнены карты, приведен список видов флоры Нижегородской области, найденных пока только на территории города, включен ряд новых видов, уточнено распространение видов по территории города, их приуроченность к различным экосистемам города, растительным сообществам и роль в них, а для культивируемых видов – способность к натурализации в условиях Н.Новгорода. Отмечено внесение видов в Красную книгу области. Были расширены описания хозяственного использования растений. Последовательность расположения семейств полностью приведена в соответствие с системой Энглера. Исправлены многочисленные опечатки. В связи с выходом в свет всех 11 томов серии «Флора европейской части СССР» - «Флора восточной Европы» вся синонимика и объем видов приведены в соответствие с таковыми в томах этой серии. Пользуемся случаем выразить благодарность И.В.Мишуковой, Т.Е.Царегородцевой, Г.А.Кондрашкиной, М.А.Коровиной, О.П.Лавровой, Н.Х.Потапенко, Т.Р.Хрыновой, Е.А.Грачевой, С.В.Бакка, А.В.Чкалову, В.П. Воротникову за предоставление сведений о своих ботанических находках и выращиваемых ими редких растениях, указания по распространению растений и содействие в определении растений. Благодарим В.П.Воротникова, Р.Д.Хабибуллина, С.П.Урбанавичюте, О.С.Гладышеву, А.И.Широкова за предоставление новейшей ботанической литературы. Благодарим А.К.Ибрагимова, В.И.Волкорезова и В.П.Воротникова за консультации по геоботанике. Пользуемся также случаем поблагодарить Г.И.Мартынову, Ю.И.Мининзона, Е.Л.Солянову, Р.Д. Хабибуллина, А.А Тарасову, Д.Б. Елистратову, М.П.Степанову за помощь в компьютерном наборе текста.

* * *


Предисловие к третьей электронной версии.

Настоящий текст является очередной переработкой «Флоры Нижнего Новгорода». В этой переработке дополнительно написана глава по охране флоры города, уточнены списки видов растений, произрастающих на территории Н.Новгорода, имеющих здесь границы своего распространения, а также тех, которые обнаружены пока только на территории Н.Новгорода, или в его ближних окрестностях. Уточнены сведения по распространению аборигенных и адвентивных видов, натурализации культурных видов, их использованию местным населением. Исправлены замеченные опечатки.

Пользуюсь случаем поблагодарить И.В.Мишукову и Л.М.Сулименко, предоставивших в мое распоряжение выращиваемые ими редкие растения. Благодарю А.В.Чкалова, Т.Р.Хрынову и С.К.Пальчикову за помощь в определении растений. Благодарю В.П.Воротникова, С.П.Урбанавичюте и А.И.Широкова за предоставление новейшей ботанической литературы. Благодарю А.К.Ибрагимова за консультации по геоботанике. Благодарю Г.И.Мартынову и Ю.И.Мининзона за помощь в наборе текста.

* * *


Предисловие к четвертой электронной версии.

(http://www. dront.ru./ публикации)

Настоящий текст является очередной переработкой «Флоры Нижнего Новгорода». В этой переработке уточнены списки видов растений, произрастающих на территории города: добавлены новые и исключены некоторые, ранее помещенные по ошибке, уточнено распространение видов по городской территории, исправлены замеченные опечатки.

Пользуюсь случаем поблагодарить А.В.Чкалова, А.И.Широкова, Т.Р.Хрынову, М.А.Досаеву за помощь в определении некоторых растений.

Благодарю сотрудников Ботанического сада И.В.Мишукову, Е.Е.Демидову, Л.М.Сулименко, садоводов-опытников супругов В.Е. и И.А. Панченковых, А.М.Баландину и Е.Ф.Николенко за предоставление выращиваемых ими редких растений.

Благодарю О.П.Лаврову, Н.С.Пискареву, Л.А.Голубеву и В.П.Юнину за предоставление найденных ими редких растений.

Благодарю Ю.И.Мининзона, В.П.Воротникова, А.И.Давыдова, Е.Н.Перегуда, Д.Б.Елистратову, Е.Н.Солянову, А.С.Литвинову, О.В.Жовину ( Бирюкову), М.А.Досаеву за разностороннюю помощь.

Благодарю А.А.Каюмова, руководителя экоцентра «Дронт» за размещение на сайте экоцентра третьей и четвертой электронных версий данной работы.

Особая благодарность моим спутницам по экскурсиям по городу доц. ННГАСУ М.А.Коровиной и доц. ННГПУ С.Н.Пияшовой.

* * *


Предисловие к пятой электронной версии.

(http:// www. unn.ru /botanicus/ новости)

В настоящем электронном издании проведена сплошная нумерация всех учтенных нами видов растений. Уточнен их список, добавлены вновь обнаруженные и исключены внесенные по ошибке, уточнено их распространение по территории города и использование населением, дополнен список литературы по флоре Н.Новгорода. Исправлены замеченные опечатки. Пользуюсь случаем поблагодарить московского ботаника А.В. Щербакова и моих коллег по Ботаническому саду ННГУ им. Н.И.Лобачевского И.В.Мишукову, Т.Р.Хрынову, А.В.Чкалова, Е.Е.Демидову и С.К.Пальчикову за помощь в определении растений. Благодарю Е.Е.Демидову и И.В.Мишукову за предоставление сведений о некоторых редких культурных растениях. Благодарю также Ю.И.Мининзона, Т.Р.Хрынову, А.И.Давыдова, М.А.Досаеву, Е.Н.Перегуда, Т.А.Модину и И.В.Мишукову за техническое содействие. Особая благодарность – моим спутникам по экскурсиям аспирантке ННГУ Оле Жовиной, студентам ННГУ Маше Досаевой и Владику Прудовскому, аспирантке ННГАСУ Кате Перегуда, студенткам ННГАСУ Ане Литвиновой и Лене Мордашовой и, в особенности, доц. ННГУ М.В.Сидоренко, который не только предоставил мне свой автотранспорт, но и материально стимулировал мои флористические поиски.

* * *


Предисловие к шестой электронной версии.

(http://www. dront. ru/ публикации)

В настоящем электронном издании произведены уточнения и дополнения как общих физико-географических характеристик города, так и физико-географических и ботанико-географических характеристик различных подрайонов ботанико-географического деления Н.Новгорода и памятников природы (урочищ города с интересной флорой и растительностью). Добавлен список аборигенных видов, экземпляры которых обладают промежуточными признаками разных викарирующих видов. Уточнен список произрастающих в городе видов, частоты их встречаемости (в т.ч. и для культивируемых видов растений), исправлены замеченные опечатки, дополнен список литературы по флоре и растительности города.

Пользуюсь случаем поблагодарить Ю.И.Мининзона, Т.А.Модину и Т.Р.Хрынову за техническое содействие. Особая благодарность моим спутницам в экскурсиях по городу студенткам ННГАСУ Оле Лебедевой и Тане Королевой. Благодарю А.А. Каюмова, руководителя экоцентра «Дронт» за размещение на сайте экоцентра данной версии.


** *

Предисловие к седьмой электронной версии.

(http://www. dront. ru /публикации)

В настоящем электронном издании произведены дополнения по истории формирования флоры города, характеристик ботанико-географических подрайонов города и различных урочищ города с интересной флорой и растительностью. Уточнен список произрастающих в городе видов, исправлены замеченные опечатки, дополнен список литературы по флоре и растительности города.

Пользуюсь случаем поблагодарить А.В.Чкалова и Т.Р.Хрынову за помощь в определении растений, И.В.Мишукову, Е.Е.Демидову за указания о произрастании редких видов, Г.И.Мартынову, Ю.И.Мининзона, Т.Р.Хрынову, Т.А.Модину, М.С.Киселеву, А.И.Давыдова, Е.Е.Демидову, И .В.Мишукову, А. Красненкову и Н.В.Соболева за техническое содействие. Особая благодарность моим соратникам по изучению Советского и Приокского районов сотрудникам ННГПУ доцентам О.В.Штырлиной, Е.В.Варшав и аспиранту Саше Затоковому и сотруднице Дронта Т. Левашовой ( ней же мы экскурсировали по Ленинскому району), соратницам по изучению Московского района студентке ННГАСУ Маше Киселевой, магистрантке и аспирантке того же вуза Ире Шилиной и Томе Наумовой и моим соратникам по изучению Сормовского района магистранту ННГУ Олегу Бондареву и лесоведу Н.В.Соболеву, предоставившему, кроме всего прочего, автотранспорт. Благодарю А.А.Каюмова за размещение на сайте экоцентра «Дронт» данной версии.

***


Предисловие к восьмой электронной версии.

В настоящем электронном издании включены сведения о принадлежности видов к эколого-ценотическим группам, сделаны добавления и исправления практически по всем разделам работы, исправлены замеченные опечатки. Пользуюсь случаем, чтобы поблагодарить садоводов-опытников Н.Н.Шмелеву и И.В.Мишукову за предоставление выращиваемых ими редких растений, А.В.Чкалова и А.И.Широкова за консультации по геоботанике и флористике, Б.И.Фридмана, О.В. Глебову и В.П.Юнину за консультации по геоморфологии, А.В.Чкалова, И.В.Мишукову и Т.Р.Хрынову за помощь в определении растений, студенток ННГАСУ Тому Герасимову, Ксюшу Родину и Леру Тактаеву за доставленные найденные ими редкие растения, В.П.Воротникова,Т.Р.Хрынову, В.И.Мининзона, Г.И.Мартынову, Ю.И.Мининзона, Н.В.Соболева, И.В.Мишукову и студенток ННГУ Настю Красненкову и Свету Ким за техническое содействие. Особая благодарность моим спутникам в экскурсиях по городу доценту ННГАСУ М.А.Коровиной, аспиранту ННГУ Олегу Бондареву, активистке охраны природы В.В. Генкиной, моему сыну Юрию и внукам Данилке и Валере.


КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О НИЖНЕМ НОВГОРОДЕ.


Нижний Новгород, центр Нижегородской области, основан в 1221 г. В настоящее время население города составляет свыше 1,4 млн. человек. Современная его территория имеет площадь около 1100 кв. км. Из этой площади около 1/5 занимают леса и лесные культуры, парки, скверы, массивы коллективных садов и сельхозугодья (поля кормовых культур и луга). Около 1/10 части территории занято техногенными ландшафтами: территориями заводов и фабрик, складами, железнодорожными узлами, шоссейными и железными дорогами и т.п. Следует учесть, что на значительной части этих ландшафтов также присутствует озеленение в виде внутризаводских скверов, цветников, газонов, аллей и т.п. Около 1/20 площади города занято поселками индивидуальной застройки с садами на приусадебных участках. Город расположен на обоих берегах Оки (поэтому различают его левобережную, или нижнюю и правобережную, или нагорную части) и правом берегу Волги; внутри города имеется многочисленная сеть мелких речек, ручьев, прудов на них, а в левобережной (заречной) части города сверх того и сеть мелиоративных каналов, болот и озер, как естественно образовавшихся, так и заполненных водой котлованов заброшенных карьеров (песчаных). Прибрежно-водная растительность занимает в настоящее время около 1/100 общей площади территории города. Через Н.Новгород проходят железнодорожные магистрали на юг и на запад, что облегчает миграцию заносных южных (степных, пустынных) и западных, европейских и североамериканских растений. Параллельно железнодорожным магистралям идут шоссейные, также, хотя и в меньшей степени, способствующие заносу в город различных адвентивных и дичающих культурных растений.

Климатические условия произрастания растений в Нижнем Новгороде типичны для средней полосы европейской России. По данным городской метеостанции среднегодовая температура воздуха в городе +4о, средняя температура июля +18о, средняя температура января – 12о, среднегодовое количество осадков около 600 мм с преимущественным выпадением в течение вегетационного периода, средняя глубина снежного покрова около 50 см. Средняя длительность вегетационного периода около 150 дней. Средняя сумма положительных температур за время вегетационного периода составляет около 2300о. Подобные климатические условия позволяют произрастать на территории города не только аборигенным растениям средней полосы России, но и растениям более жарких климатических областей с коротким периодом вегетации, т.е. заносным растениям степей и пустынь типа верблюдки, солянки, амброзии и т.п., а также растениям, культивируемым с предварительной выгонкой в парнике, или теплице, т.е. типа арбуза, бегонии, шалфея блестящего и т.п.



Рельеф и почвы города соединяют в себе типичные рельеф и почвы европейского центра России. Пересеченный рельеф нагорной (правобережной) части города (возвышается над заречной частью на 70-125 м) способствует, с одной стороны, произрастанию на склонах с южной экспозицией степных растений, а с другой стороны – произрастанию на тенистых склонах с северной экспозицией растений более свойственных северу области, растениям хвойных лесов – телиптерису буковому, кислице, майнику и др. В оврагах, на кручах с древесно-кустарниковой растительностью и сохранились наиболее редкие и интересные виды растений города. Рельеф заречной части города – плоская, в основном, равнина, лишь на участках высокой (переработанной) центральной поймы Волги и Оки и второй надпойменной террасы Оки имеются элементы дюнно-бугристого рельефа, иногда носящего грядово-ложбинный характер. Почвенные условия произрастания растений резко различны для правобережной и левобережной частей города. В условиях правобережной части аборигенные почвы – серые лесные, в различной степени оподзоленные, суглинистые на покровных или лессовидных карбонатных суглинках; на обнажениях выходят на дневную поверхность лессовидные суглинки четвертичной системы и пестроцветные глины и мергели пермской системы татарского яруса; к этим обнажениям приурочены степные виды, в т.ч. одичалые культурные, а также сосны, играющие роль пионерных пород. В ряде мест на плакоре нахождение под почвами лессовидных суглинков способствует образованию суффозионных понижений, занятых влаголюбивой растительностью. Уровень грунтовых вод в нагорной части в большинстве мест находится на глубине свыше 10 м, однако в кварталах с жилой и промышленной застройкой он периодически бывает значительно выше в связи с утечкой из подземных водопроводных и канализационных коммуникаций. Следует учесть и наличие т.н. верховодки в весенний период. В левобережной же части аборигенные почвы – супесчаные дерново-подзолистые, покоящиеся на флювиогляциальных или аллювиальных песчаных, реже глинистых или сложных по составу отложениях, во многих местах почвы заболоченные глеевые, или торфяно-глеевые. В ряде мест под четвертичными отложениями находятся карбонатные отложения пермской системы, что способствует карстовым явлениям и связанным с этим образованием котловин с водоемами, или болотами. Уровень грунтовых вод во многих местах расположен на глубине не свыше 2 – 3 м. Подобные условия способствовали тому, что во многих местах левобережья сохранились участки болот, в том числе торфяных, с интересной флорой. С другой стороны, нахождение левобережной части города в условиях зандровой равнины привело к распространению на второй надпойменной террасе Оки дюнно-бугристого рельефа, что в сочетании с легко прогреваемыми супесчаными почвами способствовало распространению здесь степных видов, а в междюнных понижениях – торфяных болот. Таким образом, и экономико-географическое положение, и климатические, и геологические, и почвенные условия способствуют разнообразию городской флоры.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА НИЖНЕГО НОВГОРОДА.

Впервые систематические ботанические исследования территории, которая теперь входит в городскую черту Нижнего Новгорода, начали осуществлять в начале 80-х гг. ХIХ века ботаники-любители В.И. Раевский, И.М. Швецов и участники докучаевской экспедиции по обследованию земель Нижегородской губернии.

В.И.Раевский издал в 1884 г. книжку “Растения Нижегородской губернии ”, где содержатся сведения и о растениях, собранных им в Н.Новгороде той эпохи и его ближних окрестностях, т.е. территории современного города. Эти сведения уже в том же году были дополнены в его статье, опубликованной в сентябре в газете “ Нижегородские губернские ведомости” в ее неофициальной части. В следующем году эта статья была опубликована В.И.Раевским в “Трудах Санкт-Петербургского общества естествоиспытателей”.

Данные В.И.Раевского наряду с собственными были использованы А.Р.Ферхминым в ботанической части “ Материалов к оценке земель Нижегородской губернии. Естественно-историческая часть. Нижегородский уезд”, которые были изданы в том же 1885 г. В части, относящейся к современной городской черте, автором приводятся сведения о флоре лесов окрестностей д. Кузнечихи, лесов и лугов окской Слуды.

В следующем году в тех же “ Материалах к оценке земель Нижегородской губернии. Естественно-историческая часть”, посвященных Балахнинскому уезду, П.А. Замятченский в очерке растительного покрова приводит сведения о флоре заречной части современной городской черты.

Что касается И.М.Швецова, начавшего экскурсировать по Нижнему Новгороду и его окрестностям с 1886 г., то он, к сожалению, не оставил после себя печатных трудов, но его ботанические находки, и, главное, его обширный превосходный гербарий (положивший начало, наряду с гербарием естественно-исторического музея Нижегородского губернского земства, гербарию кафедры ботаники Нижегородского госуниверситета), неоднократно использовался всеми исследователями флоры губернии.

В начале ХХ века Н.Новгород и его окрестности исследуют ботаники К.Е.Мурашкинский, Ф.С.Ненюков, Н.А.Покровский, И.П.Мазепа. Их, а также накопленные к этому времени данные других исследований были обобщены как в отдельных статьях, так и в изданном в 1909 г. ” Описательном каталоге естественно-исторического музея Нижегородского губернского земства. Вып. 2-й. Отдел ботанический; гербарий высших растений” и в 1911 г. в “ Дополнении” к этому каталогу.

В 1914 г. в небольшой заметке И.П.Мазепы, опубликованной в “ Отчете о деятельности специалистов департамента земледелия…” помещены сведения о флоре Шуваловского болота (территория современного Ленинского района). В двух заметках Ф.С.Ненюкова, помещенных в 1914 г. в “ Трудах Бюро по прикладной ботанике” и в 1915 г. в “ Вестнике русской флоры” упоминается о находках на территории города некоторых новых для его флоры растений.

Этот этап изучения растительного мира Н.Новгорода, длившийся до революции, мы, отчасти следуя Д.С.Аверкиеву, Е.В.Лукиной и А.Д.Смирновой (“История изучения флоры и растительности Горьковской области”// Ученые записки ГГУ, вып.90, сер. биологическая, 1968, с.105-113) называем земским, ибо и докучаевская экспедиция по оценке земель Нижегородской губернии работала у нас по приглашению Нижегородского губернского земства, и сборы местных ботаников поступали в гербарий естественно-исторического музея Нижегородского губернского земства (позднее этот гербарий поступил в гербарий кафедры ботаники Университета).

Именно в этот период и были сделаны самые замечательные флористические находки на территории Н.Новгорода. Это и открытие элементов соснового бора в Марьиной роще (телиптерис буковый, орляк, баранец, майник, костяника, кислица, три вида грушанок, ортилия, подъельник, черника, брусника, седмичник, фиалка Селькирка и вероника лекарственная и др.), и открытие таких же элементов на окской Слуде, и обнаружение произрастания в лесных оврагах нагорной части многорядника Брауна, подлесника европейского, лунника оживающего, венерина башмачка и других видов. На травянистых склонах были обнаружены ветреница лесная и чина бледноватая. Впервые также были указаны для города такие заносные, или одичалые культурные растения, как клевер мясокрасный, ромашка аптечная и расторопша.

Следующий этап мы, также отчасти следуя вышеупомянутым авторам, называем университетским, ибо в изучении флоры города основную роль сыграли сотрудники организованного после революции Нижегородского госуниверситета, хотя в ботаническом изучении города принимали участие и ученые других вузов. Кроме этого сборы всех ботаников поступали в гербарий кафедры ботаники Университета, являющийся единственным полноценным научным гербарием в Нижнем Новгороде и области. Ботаники, независимо от того, в каком вузе они работают, в своих исследованиях также опирались и опираются по сей день именно на университетский гербарий.

Первоначально экспедиционные обследования проводились под эгидой созданной в 1925 г. Комиссии по изучению производительных сил Нижегородской губернии, организовавшей многолетнюю Нижегородскую геоботаническую экспедицию. Разумеется, основные маршруты проходили не через территорию губернского центра, поэтому в трудах Комиссии имеется лишь одна работа по растительному миру Нижнего Новгорода - Д.С.Аверкиева 1928 г., частично опубликованная в 9 выпуске “ Предварительного отчета о работе Нижегородской геоботанической экспедиции…”, а полностью – в 1 выпуске “ Ученых записок ГГУ” за 1935 г. В этой работе впервые дается геоботаническое описание Марьиной рощи с приведением списка растений.

С 1937 по 1963 гг. в ‘Трудах” и “Ученых записках” Горьковского государственного пединститута начали публиковаться статьи М.М.Лапшина, посвященные систематике и географии злаков области. В этих статьях приводились местообитания всех видов злаков (по экземплярам из гербария кафедры ботаники Университета и личным находкам автора), в том числе и на современной территории Н.Новгорода.

В послевоенное время также, в основном, подвергались обследованию территории вдали от областного центра и мы имеем на этот период лишь работу В.Д.Аверкиева, посвященную изучению окской Слуды ( работа эта была опубликована в 1954 г. в ХХУ выпуске “ Ученых записок” нашего Пединститута) и небольшую статью Е.М.Кутыревой, посвященную находке, в том числе на территории города, нового вида гусиного лука – гусиного лука зернистого. Более интенсивному изучению подверглась территория города начиная с 70-х годов ХХ века. При областном Совете Всероссийского общества охраны природы стала работать секция охраняемых природных территорий, возглавляемая доцентами Университета: сначала А.Д.Смирновой, а затем Е.В.Лукиной. В работе секции принимали участие Н.И.Насонова (Ботанический сад Университета), В.В.Баулина (Инженерно-строительный институт), Ф.М.Баканина (Педагогический институт) и другие лица, в т.ч. автор этих строк. Были организованы полевые поездки членов секции как по области, так и по областному центру с целью выявления природных объектов, заслуживающих взятия их под охрану как памятников природы. На территории областного центра были выявлены и описаны, главным образом с ботанической точки зрения несколько парков, лесных массивов, озер и составлены их паспорта как памятников природы. Эта работа была подытожена в книгах В.В.Баулиной “Cады и парки Горьковской области”(1981), Ф.М.Баканиной, Е.В.Лукиной, Н.И.Насоновой, А.Д.Смирновой, Т.П.Селивановской “Заповедные места Горьковской области”(1991), Ф.М.Баканиной и Е.В.Лукиной “Памятники природы города Нижнего Новгорода”(1997), Ф.М.Баканиной, В.П.Воротникова, Е.В.Лукиной, Б.И.Фридмана “Озера Нижегородской области”(2001).

С 80-х гг. начались исследования лесов Нижнего Новгорода и вообще городских и пригородных экосистем под руководством тогдашнего директора Ботанического сада Университета доцента А.К.Ибрагимова. Им и его сотрудниками были выявлены такие интересные феномены, как упрощение горизонтальной и вертикальной структуры лесных сообществ городских лесов и приникновение в них одичалых культурных и сорных растений, образовавших новые ярусы взамен выпавших и начавших играть важную роль в стабилизации лесных экосистем (точнее – метастабилизации, т.е. временной стабилизации). Было также выявлено массовое проникновение в город степных и даже пустынных видов и непосредственное соседство их, особенно в сосновых борах, с бореальными видами (феномен трансэкстразональности). Особое внимание было обращено на фитоценотическую роль лиан. Проникновение одичалых культивируемых лиан (девичий виноград, повой, переступень, тладианта, иглистый огурец) в заросли американского клена, на пустыри, в прибрежно-водные экосистемы привело к выводу о необходимости интенсивного использования этой группы растений в городском озеленении.

В работах доцента Университета В.П.Воротникова с соавторами исследовалась флора Слуды, а также был проведен общий анализ флоры города.

В 2000 г. вышла в свет монография коллектива авторов (Э.Г.Коломыц, Г.С.Розенберг и др.) «Природный комплекс большого города...», где помимо прочего дается краткая характеристика растительного покрова Н.Новгорода и климатические и почвенные условия произрастания различных растений на городской территории.

В 2005 г. вышел в свет второй том “Красной книги Нижегородской области ”, где содержатся сведения и о растениях, произрастающих на территории Нижнего Новгорода.

В.П.Воротников и А.А.Шестакова (ННГУ) предприняли систематический обзор семейств Злаков, Осоковых и Ситниковых Нижегородской области, в т.ч. и по территории Н.Новгорода (их работа вышла в свет в 2008 г.).

В 2008 г. вышла в свет коллективная сводка «Экология Нижнего Новгорода» где в ряде глав дается описание флоры и растительности лесов, лугов, водоемов, парков города, приведен список редких и охраняемых растений на его территории.

В 2013 г. вышла в свет коллективная монография С.В.Залесова, Е.В.Невидомовой и др. «Ценопопуляции лесных и луговых растений в антропогенно нарушенных ассоциациях...», где помимо прочего даются сведения о видовом составе ряда урочищ Н.Новгорода.

Исследование видов рода Манжетка, в т.ч. и по территории города предпринял ботаник Университета А.В.Чкалов, описавший несколько новых видов, в т.ч. Манжетку сормовскую.

Разносторонний натуралист М.В.Сидоренко (ННГУ) изучает распространение по городу редких растений, в основном, орхидных.

Сотрудники кафедры ландшафтной архитектуры ННГАСУ предприняли изучение видового состава городского озеленения (О.П.Лаврова, Д.Б.Елистратова (Жесткова), Н.С.Пискарева, М.А.Коровина, Е.В.Чеснокова).

О.В. Тростина (ННГПУ) изучала синантропную флору города.

Лесовед Н.В.Соболев (ООО Леспроект ЦНИЛХИ) изучает лесные насаждения пойм Оки и Волги.

В последнее десятилетие нами проводится интенсивное изучение флоры Нижнего Новгорода, как общего характера, так и специально посвященное сорным, культурным растениям и, с другой стороны, обследование труднодоступных уголков города, главным образом, в заречной части.

Нам представляется, что наиболее актуальными являются такие направления городской флористики, как изучение распространения по городу видов “ трудных” родов (как дикорастущих, так и культивируемых) Ирис, Камнеломка, Кипрей, Лапчатка, Лилия, Манжетка, Мелколепестник, Ослинник, Очанка, Первоцвет, Роза, Ситник, Спирея, Спорыш, Тонколучник, Топинамбур (многолетние виды рода Подсолнечник), Тополь, Тюльпан, Чубушник, Ястребинка, Ястребиночка, изучение ассортимента культивируемых растений в массивах коллективных садов и поселках индивидуальной застройки, где производят интересные опыты энтузиасты интродукции, изучение флоры труднодоступных заболоченных низин крайнего запада города в его заречной части (окрестности пос. Березовая Пойма (Московский район) и оз. Голосковского (Сормовский район).

БОТАНИКО - ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ НИЖНЕГО НОВГОРОДА


Чтобы уяснить себе особенности флоры Нижнего Новгорода, а также сходство его флоры с флорой других территорий европейской России, необходимо ознакомиться с его ботанико-географическим положением в системе флорогеографического районирования и в системе подразделений растительности европейской России (последнюю и называют собственно ботанико-географическим делением).

По карте флорогеографического деления европейской части СССР Ан. А. Федорова, приведенной в IV томе Флоры европейской части СССР, территория Н.Новгорода и его окрестностей относится к Голарктическому царству, Северо-Голарктической области, Евро-Сибирской подобласти, Европейской провинции, Прибалтийско-Волжско-Днепровскому округу. По своим флористическим особенностям территория города сходна с обширной территорией от Балтийского моря до Камы и от Онежского озера до Молдавии. Основа сходства - значительное распространение таких видов, как дуб, лещина, их травянистых спутников - пролесника, колокольчика широколистного, подмаренника душистого и др.

По ботанико-географическому районированию (т.е. по карте растительности) европейской части СССР, принятому в монографии "Растительность европейской части СССР" (1980), правобережная и левобережная части города входят в различные подразделения растительности. Правобережная часть входит в Среднерусскую подпровинцию, где преобладают широколиственные леса с небольшим участием ели. Подобная растительность распространена в полосе от Камы до западной границы России и от г. Владимира на севере до устья р. Припять на юге. Эта подпровинция входит в Восточно - Европейскую провинцию, Европейскую широколиственнолесную область и Голарктический доминион.

Левобережная часть города входит в Валдайско-Онежскую подпровинцию, где преобладают широколиственно - еловые леса (подтаежные). Подобная растительность распространена от Прибалтики до Урала и от берегов Финского залива на севере до Минска на юге. Эта подпровинция входит в Северо-Европейскую таежную провинцию и Евразиатскую таежную хвойнолесную область и в тот же Голарктический доминион.

Для Нижегородской области существует более детальное ботанико-географическое деление. По ботанико-географическому районированию области Д.С.Аверкиева (1954) правобережная часть города входит в Приокский дубовый подрайон, для которого характерно преобладание дубрав с примесью хвойных элементов. Этот подрайон входит в лесостепной район, занимающий всю правобережную часть области. Левобережная часть города входит в Балахнинско-Сейминский борово-болотный подрайон, для которого характерно сочетание, преимущественно, сосновых боров с торфяными болотами. Этот подрайон входит в район темнохвойных лесов, занимающий все пространство области к северу от Оки и Волги.

По лесорастительному районированию области К.К.Полуяхтова (1974) вся территория города входит в подзону смешанных лесов. Правобережная часть города входит в Окско-Волжский район с преобладанием дубрав, а левобережная часть - в Волго-Окский район с преобладанием хвойных лесов.


ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА НИЖНЕГО НОВГОРОДА.


В первые века существования Нижнего Новгорода, город, занимая территорию в пределах т.н. “ Большого Острога”, т.е. внутри дуги ул. Ковалихинская – ул. Звездинка – ул. М. Покровская, оказывал, тем не менее, значительное влияние на окружающую территорию, поскольку город был окружен лугами и пашнями, постоянно увеличивавшимися, окрестные леса использовались для выпаса скота и заготовки древесины. Изучение карт города, рисунков современников и актовых документов показывает мозаичный характер роста города, характерный и для нашей эпохи: при росте города внутри городской черты оставались леса, луга, болота, сохранявшие прежние черты растительного покрова. Особенно это было характерно для заречной части, где промышленное и гражданское строительство можно было вести в немногих относительно возвышенных местах. Даже при сплошной мелиорации левобережной части городской территории, произведенной начиная с 40-х гг. ХХ в., оставались малопосещаемые людьми заболоченные леса и торфяники. В правобережной же части сохранению лесов и лугов способствовал рельеф местности: леса и заросли кустарников и луга на месте лесов сохранялись по кручам оврагов и речных берегов. Уже в ХIV в. на территории современной городской черты располагались многочисленные селения; вплоть до конца ХVII в. они были небольшими, не более 2 – 5 дворов. Тем не менее и относительно небольшой по площади средневековый Н.Новгород и селения его округи оказывали значительное воздействие на окружающие ландшафты: в результате выпаса скота и вырубок осветлялись леса, коренные породы заменялись березняками, осинниками, зарослями кустарников и, наконец, материковыми и поемными лугами. Внутри собственно городской территории существовали приусадебные огороды и сады, впервые отмеченные на плане города 1699 г. Многочисленные пожары приводили к временному запустению отдельных участков городской территории и появлению рудеральных сообществ.

Близость к лесу приводила к тому, что на образовавшиеся пустыри заносились семена аборигенных видов деревьев и кустарников: дуба, липы, вязов, берез, осины, ив и т.д. Процесс этот продолжается и в наши дни. До сих пор в центральной старинной части города можно видеть выросшие самосевом могучие деревья дуба, липы, вязов возрастом не менее 150 лет и их возобновление и подрост. Одновременно близость к лесам приводила к тому, что в сады, огороды, на пустыри, в скверы, парки в массе проникали и продолжают проникать кустарниковые и травянистые лесные виды. К настоящему времени из сосновых боров проникли вейники, полевица тонкая, ястребиночка ползучая, дрок красильный, ракитник русский; из черноольшаников – крапива двудомная, хмель, ежевика, паслен сладкогорький, из дубрав – сныть, овсянница гигантская, кострец поникший, элимус собачий, коротконожка лесная, колокольчики крапиволистный и широколистный, петров крест, копытень, дремлик чемерицелистный. Особенно широко проникли в город опушечные виды, издавна произраставшие в лесах по обочинам звериных троп: мятлик годичный, спорыш птичий, будра плющелистная, одуванчик лекарственный, подорожник большой, лопухи, гравилаты, репяшки и другие. Из пойменных лугов Оки и Волги (в т.ч. по склонам коренных берегов), несомненно существовавших на территории современного города хотя бы островками, а затем сильно увеличившимися вследствие выпаса скота и сенокосов, мигрировали такие луговые виды, как пырей ползучий, ежа сборная, овсянницы и пр. Нахождение в городе береговых обрывов рек Ока, Волга и впадающих в них речек привело к миграции в город видов эколого-ценотической группы естественных обнажений: мать-и-мачеха, вьюнок полевой и пр. Виды эколого-ценотических групп опушечной, естественных обнажений и, отчасти, черноольшаниковой и луговой образовали в городе рудеральную и сорную группу растений.

В ХIХ в. в городе начали распространяться парки, аллеи, посадочный материал для которых брали в окрестных лесах; это еще более способствовало самосевному распространению аборигенных видов растений на городской территории. В это же время в городе появляются облесенные кладбища, где в надмогильном озеленении начинают выращиваться всевозможные декоративные растения, как аборигенной флоры, так и интродуценты, отчасти дичающие. Особого же разнообразия флора кладбищ достигла уже в наше время. Именно на кладбищах преимущественно начал разводится можжевельник казацкий. Проникают на облесенные кладбища и аборигенные растения близлежащих лесов.

В начале ХХ в. в городе организуется служба городского агронома, в ведении которого находятся городские леса, выгонные земли, огороды, скверы и парки. Был организован питомник для выращивания посадочного материала для озеленения города, где наряду с аборигенными растениями области (клен платановидный, береза, липа и др.) выращивались и интродуценты: сосна сибирская, ель колючая, ель Энгельмана и т.д.

Близость к городской черте лугов, испрользуемых как сенокосы и пастбища (даже на картах первой половины ХХ в. в пределах городской черты отмечена “выгонная городская земля”!) привело к тому, что на пустыри, в парки, скверы, в сады и огороды начали в массе проникать растения лугов: кострецы, костры, полевицы, мятлики, овсяницы, лисохвосты, ежа сборная, тимофеевка луговая и другие злаки; клевера, донники, лядвенец рогатый и т.д. В настоящее время многие пустыри олуговевают, превращаясь в лугоподобные сообщества, с преобладанием сообществ ежи сборной. Лугоподобные сообщества преобладают в травянистых ярусах и многих парков и скверов.

Продолжают интенсивно вырубаться леса в окрестностях города, на месте вырубленных лесов возникают пастбища, пастьба скота в свою очередь осветлялет леса, расширяется территория лугов. В последний раз в заметных масштабах этот процесс происходил в период Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. Осветленные леса, луга на месте лесов по склонам с южной экспозицией обогащались степными элементами, превращались в остепненные леса и луга. Особенно заметно это происходило на окской Слуде, по склонам в левобережной части долин речек Дубенки, Юлы (Приокский район).

Значительное влияние на флору Нижнего Новгорода привело формирование его как крупного торгового, транспортного центра. Вместе с зерном сюда систематически заносились (помимо выросших из оброненных семян ржи, пшениц, овса, проса, ячменей, гречихи, льна) гречиха татарская, овсюги, рыжик льняной и другие. На зерновых пристанях, по обочинам дорог, а позднее – и по насыпям железных дорог в город начали проникать и сделались достаточно распространенными растения степей и пустынь: солянка, верблюдка, аксирис и другие виды.

Следует сказать, что в последние годы, в связи с заменой песчаных подушек железнодорожной колеи щебеночной, условия для произрастания растений на железнодорожных путях заметно ухудшились. Распространению в городе растений степной и пустынной флоры способствует возникновение пустырей, особенно песчаных пустырей в заречной части города, а также техногенных форм рельефа: железобетонных откосов берегов Оки и Волги, отвалов грунта, насыпей железных и шоссейных дорог. Хорошо прогреваемые солнечными лучами, они вполне пригодны для произрастания и даже самовозобновления многих заносных степных и пустынных ксерофитов. Из этих сообществ они распространяются на боровые пустыри и в разреженные сосновые боры и культуры сосны в заречной части города.



Значительную роль в формировании флоры города сыграл Ботанический сад Университета, основанный в 1934 г., тем, что начал в массе поставлять городу для озеленения различные виды деревьев, кустарников и травянистых растений. Кроме этого именно с территории Ботанического сада в город мигрировали такие заносные растения, как недотрога мелкоцветная, такие одичалые культивируемые растения, как ромашка аптечная и другие. Аналогичную роль (но, главным образом, в отношении плодово-ягодных и кормовых растений) начал играть Сельскохозяйственный институт. Кроме этого, поскольку именно в пределах городской черты располагались и до сих пор располагаются поля его учебно-опытного хозяйства, с них происходит постоянная миграция дичающих культурных растений по городу. Из числа подобных растений в первую очередь надо отметить всевозможные злаки, в т.ч. сорго суданское, а также козлятник, вику мохнатую и вику посевную. В послевоенные годы на территории города начали в массе закладываться лесные культуры, особенно сосны обыкновенной, лиственницы сибирской и тополей.

В это же время по оврагам, а позднее и по заболоченным местам в заречной части города начали закладывать массивы коллективных садов; одновременно по периферии города начали возникать новые поселки индивидуальной застройки с садами на приусадебных участках. Интенсифицируется озеленение города; появляются новые парки, скверы, аллеи и т.д. В массе распространилось и самодеятельное озеленение в палисадниках, осуществляемое самими жителями, причем не только частных, но и коммунальных домов. Интересно, что при этом как декоративные использовались многочисленные представители местной флоры, попросту перекопанные из близлежащих лесов и лугов, или пощаженные из числа занесенных и выросших самосевом. До сих пор в качестве декоративных выращивают крупнолистные папоротники, гвоздики Фишера, травянку и песчаную, нивяник, душицу, чистяк, ветреничку лютичную и т.п. и даже пижму, чистец болотный и полынь высокую, перенесенные, или “убежавшие” из окрестных лесов и лугов. Как курьез отметим встреченные нами в палисадниках выросшие самосевом и пощаженные (и регулярно поливаемые!) чертополох курчавый, белену, мать-и-мачеху, чистец болотный, пижму, трехреберник непахучий и синеголовник! Одновременно началось культивирование в садах и огородах аборигенных растений, использоваемых как лекарственные (в большинстве случаев щадились и сохранялись случайно занесенные с торфом, или те, семена которых заносились ветром, или животными). Из числа таких видов до сих пор подобным образом используются валериана лекарственная, все виды зверобоя, мяты, душица и т.д. В результате разноса плодов культурных растений птицами, а отчасти ветром началось массовое проникновение одичалых плодово-ягодных и декоративных древесно-кустарниковых растений на пустыри, в парки и скверы, в разреженные леса и лесные культуры. Особенно интенсивно проникли в эти экосистемы ива волчниковая, ива пурпурная, клен американский, вяз малый, различные виды ирги, яблони, груши, кизильника, крыжовник, смородины и другие. Ива волчниковая интенсивно разрастается по берегам Оки и Волги, на песчаных пустырях, гибридизируя с ивой остролистной и образуя устойчивые сообщества. Что касается облепихи, то она образовала устойчивые кустарниковые сообщества на пустырях, техногенных отвалах. Клен же американский образовал на обнаженном субстрате (пески, обрывы, отвалы земли и т.п.) лесоподобные экосистемы. В связи с распространением в плановом и самодеятельном озеленении, а также в лесных культурах сосны лесной и ели обыкновенной (финской) их сеянцы обнаруживаются теперь по всему городу в разреженных лесах, зарослях кустарников, на обнажениях, заброшенных пашнях, пустырях и т.п. В связи с этим трудно установить естественный ареал сосны в нагорной части города и ели в заречной части города, т.к. невозможно понять, имеем ли мы дело с естественным самосевом, или вторичным одичанием этих видов. В особенности это касается сосен на окской и волжской Слудах, по склонам оврагов этих рек, елей в окрестностях поселков Торфопредприятие и Строителей в Сормовском районе. Точно также нахождение в разреженных лесах заречной части города (Бурнаковская низина, Копосовская роща, сосновые леса Московского района) липы сердцевидной, ясеня высокого и клена платановидного не позволяет с уверенностью утверждать, имеем ли мы дело с их естественным произрастанием там, или же одичанием из культуры. Аналогичная ситуация с тополем белым, кизильником черноплодным, свидиной белой, жимолостью голубой, а в ближних юго-восточных окрестностях города и с боярышником кровавокрасным. То же касается распространения колокольчика персиколистного, василистника водосборолистного и молочая кипарисового в Копосовской роще. Из травянистых культивируемых растений в это время в массе одичали в условиях города и начали образовывать сообщества, или доминировать в своих ярусах на берегах водоемов, на пустырях, в парках, скверах и заброшенных посевах золотарники канадский и поздний, борщевик Сосновского, люпин многолистный, астра иволистная, недотрога железистая, фиалка душистая, плевел многолетний, райграс высокий; другие включались в сообщества пустырей, разреженных лугов, лесов, парков в качестве ассектаторов: гвоздика бородатая, ячмень гривастый, стенактис однолетний (тонколучник северный), повой вздутый, незабудка лесная и близкие к ней виды, девясил высокий. Касательно последнего на юго-восточной окраине города, в пойме р. Рахмы оказывается трудным установить, имеем ли мы дело с его естественным произрастанием, или же он там одичал из культуры. Борщевик Сосновского оказался опасным сорняком, вредным и для здоровья человека (вызывает кожные аллергические реакции).

Особого внимания заслуживают факты проникновения одичалых культурных растений в прибрежно-водные экосистемы малых речек, почти сплошь загрязненных сточными водами. По их берегам в массе произрастают такие одичалые, в основном, из массивов коллективных садов, декоративные растения, как иглистый огурец, недотрога железистая, повой вздутый, астра иволистная. С другой стороны, именно в связи с ростом массивов коллективных садов, с озеленением улиц, разбивкой цветников началось интенсивное использования торфа как удобрения. Вместе с торфом в сады систематически заносились и заносятся жерушники, сердечники, вербейники, валериана лекарственная (во многих случаях сохранялась и сохраняется садоводами), горцы, кипреи, незабудки болотная и дернистая, осоки, чистец болотный, мягковолосник водный и ряд орхидных ( пальчатокоренники Траунштейнера, Фукса, мясокрасный). В последние годы в связи с завозом в город при устройстве газонов чернозема с юга области, распространились рапс, сарептская горчица и т.п., которые на юге области являются обычными одичалыми культурными растениями, циклахена дурнишниколистная, амброзия полыннолистная, портулак и т.д., - обычные рудеральные растения юга области.

Интересным является тот факт, что в палисадниках, на частных усадьбах все чаще начали высаживаться из комнатной культуры в открытый грунт на летний период субтропические и даже тропические виды растений: папоротников, молочаев, опунций, кактусов, фикусов, пальм, пеларгонии, алоэ, калланхоэ и т.п. Некоторые из них за это время интенсивно разрастаются вегетативно. Постоянно наблюдаются попытки выращивания их с укрытием на зиму. В пос. Дубенки ряд садоводов – опытников (Н.Н.Шмелева и др.) опробировали выращивание с укрытием гибискуса – китайской розы, софоры японской и пр. В пригородной же зоне подобные попытки весьма многочисленны. Несколько выходя за географические рамки нашей работы, укажем на довольно успешные попытки пригородного агронома- опытника П.С.Шаркова выращивания в открытом грунте сумаха кожевенного, айланта, персика, гледичии и пр. Подобная тенденция прослеживается с весьма давних времен. Именно благодаря ей в городе (и области!) в последние десятилетия стали обычными ранее крайне редкие южные культуры виноград, черешня, шелковица, дыня, арбуз, перец и пр. Как вариант этой тенденции выращивания в открытом грунте теплолюбивых культур – выращивание в открытом грунте ранее распространенных только как балконные и даже комнатные и оранжерейные культуры пеларгонии, бегонии, канны, лобелии и пр. Их, разумеется, выращивают как однолетники.

Интенсивные транспортные связи города привели к тому, что в последние годы в город начали в массе проникать и расселяться североамериканские растения колломия линейная, амброзия полыннолистная, циклахена дурнишниколистная, дурнишники и череда олиственная. В некоторых случаях они даже образуют сообщества. Интересно проникновение череды олиственной в экосистемы малых речек, где она разрастается на техногенных сплавинах из скоплений пластмассовых бутылей.

Начавшееся в послевоенные годы в больших масштабах дорожное строительство привело к тому, что вместе с речным песком в город в массе заносились и заносятся прибрежно-водные растения подбел ложный, клубнекамыш морской, тростник южный, смолевка лежачая, дербенники, пусторебрышник обнаженный, вероника длиннолистная, кирказон обыкновенный, сыть бурая и др., встречающиеся по насыпям шоссе, тротуаров, трамвайных и железнодорожных путей. В тех случаях, когда песок брался из карьеров, расположенных вблизи сосновых боров и их дериватов, вместе с песком заносились вейник наземный, полевица тонкая, дрок красильный, ракитник русский и т.п..

В 90-е годы ХХ века в связи с упадком сельского хозяйства, в т.ч. с сокращением пашни учебного хозяйства Сельхозакадемии, чьи земли расположены в пределах городской черты нагорной части города, наблюдается зарастание пашен и лугов березняками и ивняками, а также сообществами золотарника канадского. В это же время часть пахотных и луговых земель в городской черте отведена под строительство, в т.ч. коттеджей с приусадебными садами. Несколько ранее начинается снос поселков индивидуальной застройки на окской и волжской Слудах, вообще сокращение стад скота в поселках индивидуальной застройки по всему городу. Это привело к тому, что луга (преимущественно на склонах в нагорной части и на плакоре, в поймах Оки и Волги в заречной), ранее поддерживаемые сенокошением и выпасом скота, стали зарастать деревьями и кустарниками, монодоминантными сообществами вейника наземного, бурьяном. В последние годы городские луга на склонах коренных берегов Оки и Волги на Слуде подвергаются избыточному сенокошению из-за ложно понимаемого благоустройства, в связи с чем их видовой состав резко обедняется. Следует указать, что такому же варварскому сенокошению подвергаются луговины и разреженные древесно-кустарниковые насаждения на территории Ботанического сада ННГУ, что также ведет к обеднению его аборигенной и отчасти натурализующейся культурной флоры.

Параллельно с ростом числа заносных и одичалых культивируемых растений сокращается число аборигенных видов, свойственных лесам. Часть из них исчезла под явным влиянием антропогенной нагрузки. Так, в связи с вырубкой сосновых лесков в Марьиной роще и на Слуде, осушению торфяного болота у Марьиной рощи там исчезли баранец обыкновенный, пушица стройная, пололепестник зеленый, ладьян трехнадрезный, кокушник длиннорогий, гнездовка настоящая, змеевик большой, звездчатка толстолистная, герань кроваво-красная. Из-за усиленного сбора на букеты по нашему мнению исчезли ветреница лесная, адонис весенний; исчезают купальница европейская, ирис сибирский и прострел поникший. Однако, ряд растений вымер, скорее всего, по естественным причинам, как находившиеся на границе своего распространения и произраставшие в немногих местах в небольшом числе экземпляров, недостаточных для успешного воспроизводства вида. К числу таких растений мы относим многорядник Брауна, голокучник Роберта, подлесник европейский, горечавку перекрестнолистную, норичник крылатый, калужницу болотную. По этой же причине вымирают ветреничка дубравная, волчеягодник обыкновенный.

По этой же причине у нас остаются редкими и произрастающими лишь спорадически такие адвентивные растения, как мачок рогатый, двурядник постенный, гулявник изменчивый, клоповник пронзеннолистный.

В то же время кажется совершенно непонятным резкое уменьшение численности таких в прошлом весьма обильных экземплярами видов адвентивных и рудеральных растений как подорожника ветвистого, мака самосейки, острицы лежачей.

Подобные два противоположных процесса динамики флоры: распространение одних видов растений и исчезновение других характерно и для культивируемых видов. Наряду с сильным распространением в последние десятилетия облепихи, жимолости голубой, хеномелеса японского, розы морщинистой и многих других наблюдается исчезновение некоторых издавна культивируемых видов. Практически перестали выращиваться как наркотическое и декоративное табак деревенский, как пищевое и декоративное яблоня китайка, тернослива и терн, как пищевое турнепс, сельдерей, гречиха посевная, просо обыкновенное, земляника мускусная, как кормовое клевер мясокрасный, как кормовое для птиц канареечник канарский. Из опасения набегов наркоманов резко уменьшилось выращивание как декоративного и пищевого мака снотворного.

В некоторых случаях наблюдаются колебания численности ряда видов. Например, в окрестностях Ботанического сада численность ветренички дубравной в отдельные годы резко падает и она кажется совершенно исчезнувшей, но затем это растение вновь обнаруживается.

В связи с динамикой флоры города встает и проблема охраны его флоры, как дикорастущей, так и культивируемой. В связи с этим мы возлагаем особые надежды на Ботанический сад Нижегородского госуниверситета, где накоплен значительный опыт культивирования и реинтродукции исчезающих дикорастущих видов растений и выращивания представителей культурной флоры.

ФЛОРА НИЖНЕГО НОВГОРОДА И ЕГО РАСТИТЕЛЬНОСТЬ

(Роль отдельных видов растений в формировании растительных сообществ города)


Вопрос о том, какие виды растений какую играют роль в складывании растительных сообществ города, в формировании городских экосистем имеет не только научный, но и практический интерес, ибо позволяет дать научную основу городского озеленения. В пределах городской черты мы наблюдаем следующие экосистемы:

- лесные, представленные широколиственными лесами и их дериватами, сосновыми борами и их дериватами, смешанными сосново-широколиственными лесами и их дериватами;

- лесокультурные, к которым мы относим не только лесные культуры в обычном смысле этого слова (на территории города имеются культуры сосны, лиственницы, тополя бальзамического, дуба, ясеней орехолистного, пенсильванского, ели финской и пр.), но и насаждения на площадях яблонь, а также двух – многорядные аллеи различных деревьев среди полей, лесов, лугов, в полосах отвода железных и шоссейных дорог (на территории Нижнего Новгорода имеются подобные аллеи, состоящие из березы, дуба, сосны, лиственницы, различных видов тополей и аллеи смешанного состава);

- парки и скверы, т.е. насаждения различных деревьев и кустарников на площадях, специально предназначенных для отдыха (рекреации); в том случае, когда основу парка составляют естественные насаждения (остатки ранее существовавшего здесь леса), или когда процесс восстановления естественного растительного покрова в парке, или сквере зашел настолько далеко, что образовались участки с растительностью, не особо резко отличающейся от лесной, то подобную экосистему лучше назвать лесопарком;

- аллеи деревьев и кустарников по улицам, в т.ч. внутри территории предприятий и учреждений;

- палисадники, т.е. небольшие по площади, примыкающие к зданиям насаждения деревьев, кустарников, декоративных травянистых растений;

- газоны, т.е. участки, покрытые декоративными травянистыми растениями с преобладанием злаков;

- сады, т.е. площади, занятые плодовыми деревьями и кустарниками;

- огороды, т.е. площади, занятые овощными культурами; на практике на усадьбах поселков индивидуальной застройки и в массивах коллективных садов участки садов и огородов сочетаются друг с другом, однако, имея в виду, что, подобно тому, как в лесу эдификаторами растительного сообщества являются деревья, и сообщества и именуются лесами, т.е. древесными, в массивах садов и на усадьбах эдификаторами экосистем являются плодовые деревья и поэтому мы и называем эти экосистемы садами, пусть даже огородные гряды занимают в них преобладающее по площади место;

- пашни, в т.ч. сеяные луга;

- материковые и поемные луга, в т.ч. луговины по обочинам железных и шоссейных дорог;

- пустыри, т.е. экосистемы, где преобладают растения типа сорных, или рудеральных; в обыденной жизни пустырями называют все “бросовые земли”, однако, если на отвалах земли, заброшенных полях, эродированных склонах преобладают многолетние злаки, или деревья, то подобные экосистемы лучше относить к луговым или лесным соответственно, сделав необходимую оговорку (лугоподобные, или лесоподобные);

- водные экосистемы озер, прудов, проточных водоемов, в т.ч. мелиоративных каналов;

- прибрежно-водные экосистемы тех же объектов;

- болота; в Нижнем Новгороде преобладают низинные болота, реже встречаются переходные.

Рассмотрим теперь, какие виды являются эдификаторами и доминантами различных ярусов различных растительных сообществ городских экосистем.



Леса Нижнего Новгорода представлены, во-первых, дубравами лещиново-снытевыми, лещиново-пролесниковыми и лещиново-волосистоосоковыми. Во многих местах дуб сменился липой, кленом, реже ясенем вследствие отмирания старовозрастных деревьев из-за поражения дубовой пяденицей, а затем трутовиками, а возобновления – мучнистой росой. При этом подлесок не претерпел существенных изменений. В ряде мест лесообразующими породами являются береза и осина с сохранением упомянутого подлеска и травостоя. В заречной части дубравы имеют в подлеске как доминирующие бересклет, реже крушину, а в травянистом ярусе помимо вышеперечисленных видов часто доминируют элементы пойменного травостоя: кострец безостый, таволга вязолистная, а на сухих местах встречаются боровые элементы (дрок, грушанки, ракитник и т.п.). Дубравы, липняки, кленовники и их дериваты - березняки, осинники вблизи поселков индивидуальной застройки под влиянием выпаса скота деградированы. Древостой и подлесок изрежены, в травянистом ярусе доминируют бурьянные растения: крапива, бородавник, полыни и др. В случае дубравы на сухой гриве в поймах Оки и Волги в травянистом ярусе доминирует полевица тонкая. В ряде случаев следствием умеренной пастьбы скота, осветления леса является распространение в осветленных дубравах правобережной части города растений, свойственных более сосновым борам: вероники лекарственной, ястребинки волосистой, грушанок, майника, седмичника, кислицы, папоротника – орляка, произрастающих исключительно у подножия старых дубов и пней, обочинам троп, по эродированным склонам, сухим травянистым склонам и т.п. местам явно вторичного происхождения. Другим типом леса в заречной части являются сосновые боры. Они сильно деградированы под влиянием рекреации и выпаса скота. В первом древесном ярусе - значительна примесь березы и во многих местах на месте сосновых боров появились березняки с примесью сосны. Во втором древесном ярусе преобладает рябина, в кустарниковом ярусе – бузина, ирга, малина, в травянистом ярусе – полевица тонкая, вейники наземный и тростниковидный. От исходных сообществ – боров – брусничников и черничников остались лишь вкрапления этих кустарничков и ряд других кустарников и травянистых растений. В сухих сосновых борах и дериватах дубрав по склонам с южной экспозицией и на сухих гривах в поймах Оки и Волги в результате пастбищной и рекреационной нагрузки и последующего осветления распространяются степные растения: в борах наголоватка, полынь Маршалла, верблюдка, смолевка поникшая и др.; в дериватах дубрав: полынь Маршалла, ястребиночка волосистая, дрок красильный и т.д. На возвышенных местах дериватов сосновых боров идет процесс восстановления естественного растительного покрова. Однако, при пастбищной нагрузке в условиях неглубокого залегания грунтовых вод эти леса утратили способность к восстановлению естественного растительного покрова. В травостое там начала доминировать щучка, ставшая наряду с березой также эдификатором растительного сообщества в целом; в сообществе развивается заболачивание. Ряд дериватов сосновых боров в Канавинском районе содержит неморальные элементы (сныть, пролесник, чина весенняя, осока волосистая и т.п.).

Третьим типом леса являются черноольшаники, т.е. леса, где в первом древесном ярусе доминирует ольха черная. Расположены они по берегам водоемов как в нагорной, так и в заречной частях города. В подлеске доминирует черная смородина, ива пепельная или крушина, а в травянистом ярусе – крапива, являющаяся здесь естественно обитающей, или бодяк огородный, или таволга вязолистная. Распространены лианы: хмель, паслен сладко-горький.

Четвертым типом леса являются сообщества тополя черного и деревьев ив по берегам Оки и Волги. Помимо тополя черного присутствует тополь белый, находящийся у нас на северной границе своего распространения. Из ив в древесном ярусе местами доминируют ива белая и ива ломкая. В подлеске доминируют ива пепельная, ива русская (корзиночная), ива трехтычиночная и пр.. В травянистом ярусе доминируют пойменные элементы: кострец безостый, полынь высокая и т.п.

Пятым типом леса являются сообщества березы повислой и ивы козьей на месте заброшенных сельхозугодий и в полосах отвода шоссейных дорог. Такие сообщества особенно распространены в нагорной части города. Подлесок здесь большей частью отсутствует, в травостое доминируют вейник наземный, золотарник канадский, в густых зарослях в разреженном травостое доминируют полевица тонкая, клевера, золотарник обыкновенный. По эродированным склонам с северной экспозицией в подобных сообществах распространяются представители боровой флоры: грушанки, ортилия и т.п., в т.ч. самосевные сосны из находящихся неподалеку культур смосны.

Интересными являются лесоподобные сообщества клена американского, образованные большей частью на обнаженном субстрате (обрывах со смытой почвой, отвалах земли, заброшенных пашнях и т.п.). Первоначально это были монодоминантные сообщества, где роль подлеска выполнял подрост, а роль травянистого яруса – возобновление самого американского клена. Постепенно в заросли проникали и местные виды, сначала бурьянные, затем злаки (в ряде мест доминирует мятлик дубравный); в некоторые таких “леса” проникли и начали доминировать в травянистом ярусе сныть обыкновенная, дремлик чемерицелистный, а также одичалые культурные растения фиалка душистая и девичий виноград пятилисточковый, играющий здесь роль почвопокровной лианы. В некоторых местах нагорной части города в сообщества клена американского проникает неморальное разнотравье и даже весенние эфемероиды (урочище Архиерейская роща по склону левого коренного берега р. Рахмы к югу от Высоковской церкви). Наблюдается и произрастание под пологом американского клена клена платановидного, вяза гладкого, ясеня американского. Лесоподобные сообщества американского клена по песчаным берегам Оки (наиболее развитые на острове Гребневские Пески в Канавинском районе и у Стригинского бора в Автозаводском районе) включают в качестве подлеска как доминирующие вяз гладкий, различные виды ив, а в травянистом ярусе доминируют пойменные элементы кострец безостый и полынь высокая.

Лесные культуры представлены преимущественно культурами сосны обыкновенной, лиственницы сибирской, тополя бальзамического, ясеней орехолистного и пенсильванского. В заречной части встречаются смешанные культуры сосны с ясенем орехолистным, ясенем пенсильванским, с караганой древовидной. Возобновление сосны и лиственницы в массивах культур практически отсутствует (самосевные сосны и лиственницы в массе появляются на соседних пустырях с полуобнаженной почвой и на заброшенных пашнях), подлесок и травянистый покров формируются за счет соседних сообществ. В нагорной части города, где лесные культуры соседствуют с дубравами и их дериватами, в подлеске и травянистом покрове доминируют те же виды, что и в соседних дубравах. Интересным является проникновение в культуры тополей видов бореальной флоры: грушанок, ортилии, майника. В заречной части города в том случае, если культуры сосны закладывались на месте сосновых боров, или по соседству с ними, восстанавливается исходный тип леса. Если же культуры сосны закладывались по соседству с дубравами, подлесок и травянистый ярус оказываются идентичными соседним дубравам с тем лишь исключением, что в травянистом ярусе доминирование переходит от пойменных элементов (кострец, таволга и др.) к типично дубравным (овсяница гигантская, сныть и др.), ибо культуры сосны закладывались на более возвышенных, сухих местах. В том случае, если лесные культуры закладывались по соседству с пашнями, или выгонами, в травянистом ярусе преобладают бурьянные растения (крапива, бородавник и др.) а в подлеске – бузина красная. Если вышеупомянутые лесные культуры закладывались по соседству с массивами коллективных садов, или поселков индивидуальной застройки, в подлеске доминируют одичалые культурные виды – ирга, малина, крыжовник и др.

Меньше распространены культуры дуба (Приокский, Нижегородский районы), культуры ели финской (Автозаводский район).

Многорядные аллеи вдоль железных, или шоссейных дорог состоят из различных видов деревьев и кустарников (береза повислая, вяз гладкий, карагана древовидная и т.д.). Травянистый покров образован обычно бурьянными растениями, но в тех случаях, когда подобная аллея расположена неподалеку от дубравы, там восстанавливается растительный покров дубравы. Первоначально проникшие в аллею разные виды травянистых растений дубравы, разрастаясь вегетативно, образуют мозаику из участков чистых зарослей, позднее здесь образуется травянистый покров, очень близкий по структуре к травянистому покрову обычной дубравы (в верхнем его ярусе доминируют колокольчики, бор развесистый, сныть, в среднем ярусе – лютик кашубский, пролесник, а в нижнем - копытень).

Луга и в нагорной, и в заречной частях города представлены по преимуществу сообществами с доминированием ежи сборной, а на травянистых склонах и в поймах Оки и Волги – с доминированием костреца безостого. Реже встречаются сообщества с доминированием вейника наземного, овсянницы луговой, мятлика лугового, пырея ползучего, полевицы тонкой, щучки дернистой (последние только на заболоченных лугах, в т.ч. и в пойме р. Рахмы в Советском районе). На лугах по склонам с южной экспозицией и по сухим гривам в поймах Оки и Волги распространены степные виды: таволга обыкновенная, типчак, реже овсянница овечья, ясколка полевая, мытник Кауфмана, прозанник и др. Сюда же проникли представители боровой флоры: ястребиночка волосистая, дрок, ракитник и др. Растространены заболоченные луга с доминированием двукисточника, тростника, камыша лесного, переходящие в низинные болота, а в заречной части и в переходные.

Образование сообществ растений на пустырях на обнаженном сустрате начинается с появления неустойчивых сообществ с доминированием самых различных сорных и рудеральных растений, как однолетних – марей, лебеды, солянки, верблюдки, горцов, костров, мятлика годичного и т.д., так и многолетних – пырея ползучего, крапивы двудомной, чертополохов, бодяков, спорышей, полыней и т.д. Иногда в травостое доминируют одичалые культивируемые растения: золотарник канадский, люпин многолистный, вечерница обыкновенная, топинамбур, недотрога железистая и др. Одновременно появляются всходы деревьев и кустарников, в основном, американского клена. Далее сценарий динамики развития растительного покрова может развиваться по шести направлениям. Во-первых, могут образоваться существующие неопределенно долго сообщества такого бурьянного растения, как одичалый золотарник канадский. Во-вторых, могут образоваться также существующие неопределенно долго сообщества такого злака, как вейник наземный. В-третьих, могут образоваться лесоподобные сообщества клена американского. В-четвертых, могут образоваться сообщества аборигенных деревьев: березы, осины, различных видов ив. В этих случаях идет постепенное образование растительности лесного типа, с ярусами кустарниковым (подлеском) и травянистым. В тех случаях, когда пустырь (заброшенная пашня) расположен рядом с культурами сосны или лиственницы, особенно с наветренной стороны, наряду с березами, осинами, ивами часто образуются сообщества самосевных сосен и, реже, лиственниц (или же эти деревья участвуют в образовании сообществ наряду с березами, ивами, осинами). В-пятых, могут образоваться луговые сообщества, могущие при сенокошении и выпасе скота также существовать неопределенно долго. В настоящее время мы наблюдаем на пустырях образование лугоподобных сообществ с доминированием вейника наземного, ежи сборной и, реже, пырея ползучего. Подобные лугоподобные сообщества постепенно, с проникновением бобовых (клевера, люцерны, вики) переходят в настоящие луга; окончательное формирование луга мы связываем с появлением манжеток. В-шестых, могут образоваться существующие неопределенно долго сообщества одичалой облепихи, где в травянистом ярусе доминирует вейник наземный.

Низинные болота в Нижнем Новгороде распространены почти исключительно в заречной части, где они образуют обширные площади, перемежаясь с мелиоративными каналами, речками и озерами. Преобладают сообщества рогоза широколистного и узколистного, тростника южного, камышей лесного и укореняющегося, отсутствующего в нагорной части города. Болота переходного типа распространены исключительно в заречной части. Эдификатором этих сообществ являются виды мха сфагнума. Здесь распространены сообщества, где в верхнем ярусе доминируют ива пепельная, в кустарниковом ярусе – багульник, в ярусе кустарничков – клюква. В окрестностях поселка Торфопредприятие (Московский и Сормовский районы) полосы сообществ сфагнума, где имеется лишь травянистый ярус с доминированием пушиц, перемежаются с гривами, где распространены сообщества сосны и ивы пепельной; в травянисто-кустарничковых ярусах – мозаика разросшихся куртинок клюквы, багульника и других растений комплекса торфяных болот. По левобережным склонам с южной экспозицией долин речек Юлы и Дубенки изредка встречаются у выходов грунтовых вод сообщества тростника с пушицей широколистной, дремликом болотным, осокой желтой и блисмусом.

Прибрежно-водные экосистемы распространены по всему городу, но характер их различен в нагорной и заречной частях города. По берегам прудов и речек нагорной части распространены сообщества рогоза широколистного, тростника южного, изредка – камыша лесного, недотроги железистой. По берегам рек, озер и мелиоративных каналов заречной части помимо этих сообществ встречаются располагающиеся поясами один за другим сообщества тростника южного, рогоза узколистного, сабельника болотного, ситняга игольчатого, двукисточника тростниковидного, манников большого и плавающего, камыша укореняющегося, осоки вздутой, осоки пузырчатой и ложносытевой, камыша озерного (перечисление сообществ здесь дается в порядке частоты встречаемости, а не в порядке расположения поясов!). Часты сплавины сабельника болотного, белокрыльника болотного. По берегам Оки и Волги, реже – озер заречной части стречаются сообщества клубнекамыша морского, сыти бурой, различных видов череды, в т.ч. череды олиственной.

Экосистемы поверхности водоемов всюду заняты сообществами рясок и многокоренника; в заречной части встречаются сообщества телореза алоэвидного и водокраса лягушачьего; водная толща всюду занята сообществами элодеи канадской и роголистника темнозеленого; в водах Оки и Волги у берегов, а также в водоемах заречной части доминируют различные виды рдестов; в ряде мелиоративных каналов – различные виды пузырчаток.

В связи с охраной редких и исчезающих видов растений встает проблема охраны тех растительных сообществ, где эти растения произрастают. В настоящее время в Нижнем Новгороде охраняются лесные массивы, включающие и торфяные болота, водоемы и парки. Однако, ряд редких видов произрастает на лугах, в том числе остепненных. В связи с этим необходимо сохранить от возможной застройки и избыточного сенокошения луга по Слуде, левобережным склонам с южной экспозицией речек Дубенки, Рахмы, Юлы, ручьев Грабиловского и Кузнечихинского. Умеренные выпас скота и сенокошение являются обязательным элементом сохранения этих лугов.

Итак, пограничное ботанико-географическое положение, различные физико-географические и экономико-географические условия, процессы динамики флоры обусловили с одной стороны, пестроту растительного покрова, а с другой стороны – появление на территории Нижнего Новгорода урочищ со сходной флорой и растительностью. Это и дает основания для ботанико-географического районирования (деления) Нижнего Новгорода.

БОТАНИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ РАЙОНИРОВАНИЕ

НИЖНЕГО НОВГОРОДА
Различные условия рельфа, увлажнения, почвенно-геологические условия, а также деятельность человека оказывают сильное влияние на характер распределения флоры и растительности на территории города (см. Схематическую карту растительности Нижнего Новгорода). Учитывая, поэтому, не только само распределение флоры и растительности, но и физико-географические условия, а также деятельность человека, мы делим территорию Нижнего Новгорода на два ботанико-географических района, каждый из которых включает в себя несколько подрайонов. Точно так же, как и ботанико-географическое деление области Д.С.Аверкиева и лесорастительное деление области К.К.Полуяхтова, наше ботанико-географическое деление города основывается на распределении, прежде всего, коренной растительности и флоры (т.е. является не чисто флорогеографическим) и отражено на Схематической карте ботанико-географического деления Нижнего Новгорода

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


Verilənlər bazası müəlliflik hüququ ilə müdafiə olunur ©atelim.com 2016
rəhbərliyinə müraciət